Автор Тема: Дерипаска  (Прочитано 4741 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Botanik

Дерипаска
« : 27 Март 2012, 17:44:17 »
ЕБРР заступился за Виктора Вексельберга
в энергоконфликте с Олегом Дерипаской
 
"КЭС-Холдинг" Виктора Вексельберга получил поддержку Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в конфликте вокруг продажи "Русалу" Богословской ТЭЦ. Банк, владеющий 7,8% акций ТГК-9, как и КЭС, считает, что при продаже станции нужно учитывать не только ее стоимость, но и будущий возврат инвестиций от еще не построенной Новобогословской ТЭЦ. "Русал" компенсировать потенциальные доходы акционеров ТГК-9 по-прежнему не готов.

ЕБРР включился в конфликт между "КЭС-Холдингом" Виктора Вексельберга и ОК "Русал", подконтрольной Олегу Дерипаске. Первый вице-президент ЕБРР Варел Фриман 19 марта направил письмо первому вице-премьеру Игорю Шувалову, в котором фактически поддержал позицию КЭС по поводу цены продажи "Русалу" Богословской ТЭЦ ("Ъ" удалось ознакомиться с документом). Господин Фриман пояснил, что решение банка приобрести у РАО "ЕЭС России" еще в 2007 году 7,8% акций ТГК-9 (владеет Богословской ТЭЦ) основывалось "на оценке рыночной стоимости, которая... учитывала инвестпрограммы ТГК-9 и возможность заключения договоров о предоставлении мощности (ДПМ) для новых генерирующих активов". ДПМ имеют определенную стоимость даже для нереализованных инвестиционных проектов, считает топ-менеджер ЕБРР. "Омбудсмена по инвестициям" Игоря Шувалова Варел Фриман просит "принять во внимание" эти подходы и интересы акционеров ТГК-9.

По договорам на предоставление (поставку) мощности энергокомпании обязуются ввести новые или модернизировать старые мощности в рамках своих обязательных инвестпрограмм. При задержке компаниям грозят штрафы, но после ввода в течение десяти лет генераторы получают повышенные тарифы на мощность, что практически гарантирует окупаемость.

Принципиальное соглашение о продаже Богословской ТЭЦ мощностью 110 МВт "Русалу" было достигнуто в конце прошлого года на рабочем совещании под руководством Владимира Путина. "Русалу" электростанция нужна для снабжения Богословского алюминиевого завода, который в тот момент был нерентабелен из-за высоких цен на электроэнергию в Серовско-Богословском энергоузле. Соглашение предполагало, что "Русал" получит не только ТЭЦ, мощности которой были построены еще в 1945 году, но и права и обязанности по ДПМ на Новобогословскую ТЭЦ, которую планируется запустить после 2015 года. Оценщиком по соглашению КЭС и "Русала" была назначена Ernst & Young.

Но уже в январе оказалось, что стороны не сходятся в цене. Ernst & Young, по неофициальным данным, оценила сделку в 3,5 млрд руб. Эта сумма включала 1,27 млрд руб. за Богословскую ТЭЦ и 2,2 млрд руб. за Новобогословскую ТЭЦ. Последняя цифра учитывает как стоимость понесенных затрат (по различным данным, от 776 млн до 1 млрд руб.), так и оценку ДПМ. За ДПМ алюминиевая компания платить не хотела. Первый заместитель гендиректора "Русала" Владислав Соловьев говорил, что компания готова оплачивать только фактически понесенные энергокомпанией затраты (см. "Ъ" от 31 января).

В КЭС вчера подчеркнули, что позицию ЕБРР поддерживают и надеются, что мнение иностранных инвесторов будет "воспринято серьезно". Источник, знакомый с условиями соглашения, уточнил, что меморандум, подписанный "Русалом" и КЭС, требует оценки на основе федеральных стандартов, а метод дисконтированных денежных потоков, использованный Ernst & Young, этим стандартам соответствует. В "Русале" заявили, что о письме ЕБРР узнали из СМИ. В компании считают, что "в соответствии с договоренностью, достигнутой на совещании у вице-премьера Игоря Сечина (проходило накануне декабрьского совещания сторон с Владимиром Путиным.— "Ъ"), оценка проекта нового строительства должна была осуществляться на основе фактически понесенных затрат". "Учет потенциала ДПМ строящейся станции в оценке Богословской ТЭЦ создаст прецедент, направленный на формирование нового рынка спекуляции ДПМ",— подчеркнули в "Русале".

Позиция миноритариев адекватна, поскольку акционеры должны учитывать в стоимости компании будущие денежные потоки от ДПМ, считает старший аналитик ФК "Открытие" Сергей Бейден. ДПМ имеют существенное значение в определении цены генерирующих компаний. Но, уточняет аналитик, сделка по Богословской ТЭЦ "фактически нерыночная", так как инициирована правительством.

-----

Я так понял Дерипаска видимо заявил что метод дисконтированных потоков не соответствует федеральным стандартам :) 

 

Оффлайн Botanik

Дерипаска
« Ответ #1 : 24 Апрель 2012, 11:36:17 »
Компания Дерипаски заложила банку туалет и баню-сауну

Международный аэропорт «Краснодар» — авиационный актив Олега Дерипаски — заложил банку «Союз», контроль над которым принадлежит государству, ряд объектов недвижимости в Геленджике. Их общая стоимость превышает 43 млн руб. Самое дорогое строение из предоставленных в обеспечение — туалет, оцененный в 5,3 млн руб.

http://www.marker.ru/news/522780


Оффлайн Ilrus

  • Администратор
  • Почетный Ветеран
  • ****
  • Сообщений: 8849
  • Лайков: 1275
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Дерипаска
« Ответ #2 : 09 Июль 2012, 10:29:01 »
Лондонский суд начинает рассмотрение иска Черного к Дерипаске
 
Лондон. 9 июля. ИНТЕРФАКС - Высокий суд Лондона в понедельник начинает слушания по иску Михаила Черного к основному владельцу и гендиректору ОК "РусАл" Олегу Дерипаске.

М.Черной утверждает, что был партнером О.Дерипаски по алюминиевому бизнесу и наравне с ним владел 40%-ной долей в компании "Сибирский алюминий" ("СибАл"). В конце 2000 - начале 2001 года состоялась сделка по объединению "СибАла" и алюминиевых активов, принадлежавших Роману Абрамовичу и другим акционерам "Сибнефти", а также Борису Березовскому и Бадри Патаркацишвили. В результате сделки алюминиевые активы были объединены в компанию "Русский алюминий" ("РусАл"), созданную на паритетных началах. М.Черной, по его утверждению, получил право на владение 20% (40%-ная доля от 50% "СибАла") в "РусАле".

В марте 2001 года, заявляет М.Черной, он встречался с О.Дерипаской в лондонском отеле "Лейнсборо", где было подписано соглашение, состоящее из двух документов. Согласно первому документу, О.Дерипаска согласился на выплату М.Черному $250 млн за долю в "СибАле". Согласно второму документу, О.Дерипаска взял на себя ответственность владения на доверительных началах 20%-ным пакетом "РусАла" М.Черного, а также обязательство продать эти акции в период с 10 марта 2005 года до 10 марта 2007 года третьим лицам и передать полученную за них сумму без учета уже уплаченных $250 млн М.Черному.

Весной 2007 года в результате слияния "РусАла", "СУАЛа" и активов Glencore была образована объединенная компания "Российский алюминий", занимающая лидирующие позиции по объемам производства этого цветного металла в мире. М.Черной считает, что ему причитается 13,2% акций ОК "РусАл".

О.Дерипаска отвергает предъявленные ему обвинения, признавая лишь денежную часть договоренностей с М.Черным. По утверждению О.Дерипаски, второй документ - соглашение о доверительном управлении акциями, о котором говорил М.Черной, не рассматривался и не подписывался на их встрече.

Согласно документам, представленным в суд стороной О.Дерипаски, основатель "РусАла" был вынужден воспользоваться услугами М.Черного на фоне многочисленных покушений и угроз в ходе "алюминиевых войн".

Как сообщает агентство Bloomberg, слушания начнутся с выступлений адвокатов М.Черного. Сам он живет в Израиле и в суде будет участвовать посредством видеосвязи (в отношении М.Черного действует ордер на арест, выданный в рамках расследования об отмывании денег в Испании). В среду выступят представители О.Дерипаски. Опрос свидетелей, как ожидается, начнется осенью, а само разбирательство перейдет на следующий год.
Служба финансово-экономической информации

Оффлайн doctor

Дерипаска
« Ответ #3 : 15 Октябрь 2012, 00:16:42 »
Замысел капитала

    Валерий Фадеев

Олег Дерипаска считает, что без принципиального изменения кредитно-денежной и финансовой политики развивать экономику России невозможно

Капитализм — это система эксплуатации меньшинством, владельцами средств производства, большинства, наемных работников. Если бы мы были левыми, то согласились бы с этим утверждением. Но мы не левые. И нам ближе понимание капитализма как социальной системы невиданной прежде экономической мощи. Капитализм невозможен без капитала. Но что такое капитал?

Капитал — это не то, что есть в наличии у магнатов из списка «Форбс», которых можно привлечь для реализации того или иного полезного проекта, это не активы банков, это даже не длинные активы пенсионных фондов. Капитал — это воплощаемый замысел. А деньги — лишь сырье для создания капитала. Отсюда ясно, что денег должно быть столько, сколько есть мощности в замыслах, чтобы никакой замысел не мог быть остановлен по причине нехватки денег. Если говорят: будет много денег — подскочит инфляция, — это ложь. Деньги, воплощенные через капитал в хозяйственные проекты — заводы, дороги, порты, новые города, торговые сети, — не вызовут инфляции, а, напротив, приведут к снижению уровня цен вследствие роста хозяйственной мощи и многообразия производимых товаров и услуг.

Сегодня мы видим очередной виток дискуссии между теми, кто полагает, что развиваться можно только на деньги, вырученные от продажи нефти и газа (они же любят порассуждать о «нефтяной игле»), и теми, кто считает, что источник капитала вовсе не наличные, а мощный долговой рынок — кредитный и облигационный. От исхода этой дискуссии зависит, перейдет ли российская экономика к энергичному росту или продолжит топтаться в состоянии вялотекущей депрессии.

Мы обсуждаем эти проблемы с видным российским промышленником, председателем наблюдательного совета «Базового элемента» Олегом Дерипаской.
Дорогие деньги

— Олег Владимирович, каков сегодня уровень кредитных ставок в России? У вас в холдинге очень много компаний. Дешево или дорого они могут занимать деньги?

— Здесь нужно делать различия между компаниями разного типа. Кто-то работает на экспорт, у них есть доступ к внешним рынкам финансирования, там ставки на приемлемом уровне — порядка 4,5 процента годовых. Если компания работает сугубо на внутреннем рынке, здесь важно, какой товар она производит, в каком сегменте работает, и здесь ставки варьируются от 12 до 18 процентов.

— То есть 12 процентов — это минимум?

— Да, но нельзя говорить о ставках, не говоря о сроке кредитования. Не говоря о том, какие инструменты используются — пополнение оборотных средств, проектное финансирование, бриджевые кредиты, облигации… Кроме того, я говорю об устойчивых компаниях, у которых сложившиеся отношения с банками, история, прозрачный баланс, соответственно, высокий уровень мотивированности и компетентности менеджмента, то есть о лидерах своих секторов.

— Я смотрел заявки, которые поступают в Агентство стратегических инициатив, многие компании просят на свои проекты льготные кредиты. Предел их мечтаний — 12 процентов годовых. Может быть, они не знают, что в Германии, например, можно под четыре процента занять деньги, они не имеют доступа к немецкому рынку. Но если льгота для них — 12 процентов, то в реальности, наверное, дешевле 15–18, а то и 20 процентов они получить кредит не могут.

— Да, и в результате для развития бизнеса придумываются уникальные обходные пути. То есть фактически мы создали кредитный рынок, который доступен только для спекулятивных операций. А для целей развития мы придумываем различные обходные схемы: субсидирование процентных ставок, какое-то льготное кредитование, особые взаимоотношения с губернаторами, с федеральной властью.

— «Встроенный» предприниматель в принципе может получить деньги дешевле?

— В очень ограниченном объеме. Ведь кто-то должен субсидировать эти расходы, эту процентную ставку.

— Обывательский вопрос. Можно ли сегодня взять деньги на рынке и построить электростанцию?

— Чтобы построить электростанцию, вам нужны как минимум еще две вещи: рынок, то есть вы должны иметь спрос, и (если это только не гидроресурсы) вам нужен доступ к углю, к газу, возможно, к отходам какого-то производства.

— Возьмем гидроэлектростанцию, там основные издержки — это собственно капитальное строительство. Возможно ли построить ее под 12 процентов годовых?

— Даже под шесть невозможно. Гидроэлектростанцию практически нельзя построить ни при какой ставке. Надо понимать, что это сооружение уникальное: вы создаете водный резервуар, который потом служит для вас источником как бы силы, которая будет двигать рабочие колеса, это очень затратная вещь. Поэтому во всем мире существуют скрытые формы поддержки строительства самих водохранилищ — лесосводки, переселения людей. Это очень капитальные затраты. Как правило, это частно-государственное партнерство.

— Фактически реальная ставка оказывается отрицательной?

— Фактически да.
Инфляция и денежная политика

— Уровень процентных ставок у нас принято жестко увязывать с инфляцией. Например, Алексей Кудрин высказывается так: «Борьба с инфляцией — это и есть борьба за развитие. Я все время пытался объяснить это на самом простом примере. Для развития нужна низкая ставка кредитования. А чтобы она была неубыточной, она не может быть ниже инфляции». Откуда этот тезис? Возьмите данные по ведущим странам мира. Везде ставка рефинансирования ниже инфляции. Следующий вопрос. Ведь банк, в сущности, покупает деньги по одной цене и продает по другой, важна маржа. А вовсе не то обстоятельство, выше инфляции стоимость покупки и продажа или нет. Или я чего-то не понимаю?

— Вы абсолютно правильно говорите, хотя мы с вами учили физику. Но, мне кажется, приведенная фраза бессмысленна даже для студента третьего курса любого экономического факультета.

— Но этот тезис остается доктринальным.

— Нужно понимать, что Алексей Леонидович сделал замечательную вещь в нашей экономике. Он привел в порядок бюджетные отношения. За это можно ему поставить памятник. Но человек не может быть силен во всем, мы же это понимаем, у любого есть сильные и слабые стороны.

— Давайте сравним ставки рефинансирования и уровень инфляции в разных странах. Мы видим, что ставки низкие. Почему Федеральный резерв, Европейский центробанк проводят политику таких низких ставок?

— Центральные банки зависят от избирателей. Как правило, президент, премьер-министр или правящая партия влияют на кадровый состав резервной системы или центрального банка. И, безусловно, если в стране не будет роста, не будет реальной борьбы за создание занятости, за развитие, избиратели будут недовольны. Это сразу же отразится и на кадрах.

Основная задача финансовой системы, банковской системы — способствовать экономическому росту и занятости. Хотя, конечно, они следят и за другими параметрами, в том числе за инфляцией. Но я бы здесь вот на чем остановился.

Инфляция — такая вещь, которую вы не покупаете. Вы покупаете молоко, яйца, хлеб, какие-то услуги муниципальные, автомобили, товары длительного пользования. И реально измерить инфляцию, то есть сопоставить цены предыдущего месяца со следующим, очень тяжело. Этот показатель сильно подвержен влиянию субъективных факторов. Но когда ставка привязывается к субъективному показателю, субъективизм еще больше увеличивается.

— Сошлюсь опять на Кудрина. В его известной статье 2007 года построены математические модели, это обычное упражнение — связи между скоростью роста денежной массы и инфляцией в России после краха СССР. Автор приходит к выводу, что эластичность инфляции по денежной массе составляет примерно 0,1, то есть она очень мала. Более того, он обращает внимание, что в последние годы — напомню, статья 2007 года — сила этой связи уменьшается. Тем не менее у нас сохраняется мощнейший миф о том, что большое денежное предложение гарантирует высокую инфляцию. Почему это так?

— Ну почему существуют суеверия? Не знаю.

— То есть здесь правильная характеристика — суеверие?

— Я считаю, это просто неадекватный перенос западных моделей и теорий середины прошлого века на нашу реальность. Поймите, в той же Америке очень развит средний класс, у него реально в распоряжении очень много активов. Возьмем простую модель: как появляются свободные средства в экономике, те, которые якобы могут разгонять инфляционные процессы. У нас основной источник, скажем так, свободных средств населения — его текущие доходы, заработная плата. И если вы увеличите денежное предложение, то это абсолютно не означает, что вырастет заработная плата. Ну это объективно. В то же время в Америке изменение денежного предложения формирует определенный спрос на долгосрочные товары, например на недвижимость, они растут в цене. Человек, у которого дом стоил, допустим, три миллиона долларов, а потом стал стоить три с половиной, может прийти в банк и занять дополнительно сотни тысяч. А затем отправить эти деньги на потребление.

— Один из механизмов раздувания финансовых пузырей.

— Да, вот таким образом в принципе и возникают свободные денежные средства. Но у нас просто другая экономика — увеличение денежного предложения такие процессы не провоцирует. И правильно пишет Алексей Леонидович Кудрин, все это заметили: у нас инфляция издержек, у нас рост тарифов. Вот смотрите: замедлили рост тарифов в последние полтора года, и сразу снизилась инфляция. Хотя об этом говорилось давно.

— Прозвучало очень важное понятие — занятость. Насколько я понимаю, одна из обязанностей центральных банков и США, и всех ведущих европейских стран — обеспечение занятости населения, а значит, так или иначе, экономический рост. Однако ни наши денежные власти, да и вообще никакие власти, работающие с экономикой, не ставят задачи роста занятости и экономического роста. Почему так странно, почему никто не отвечает за самое главное?

— У меня нет на это ответа.

— Так сложилось?

— Ну потому что за это никого не наказывали.

— Наказывают за инфляцию?

— Нет, наказывают на самом деле за резкое падение курса рубля. Все это выучили, поэтому Центральный банк тихонечко складывает деньги в кубышку, не допуская ослабления рубля. Они не смотрят на то, что снижается конкурентоспособность российской экономики, повышаются темпы роста импорта, снижается эффективность малоценных экспортных операций и так далее. Они не понимают, что при укреплении рубля и высоких процентных ставках мы имеем сумасшедшую стоимость капитала, которая делает невозможной реализацию практически любых серьезных инвестиционных проектов. Единственное, чего они боятся, — мифических цифр, которые мелькают у давно уже не важных обменных окошек.

Да, это такой стереотип, еще одно суеверие.

Оффлайн doctor

Дерипаска
« Ответ #4 : 15 Октябрь 2012, 00:25:36 »
Окончание интервью

ЦБ и стоимость кредитов

— Выдающийся американский экономист Милтон Фридман учил, что в период депрессии ни в коем случае нельзя сокращать денежное предложение. Этому правилу следуют американские денежные власти, да и власти других стран. Почему у нас не популярна книга Фридмана «Денежная история США», где изложены очень неглупые принципы денежной политики? У нас почему-то думают про Фридмана, что он требовал во что бы то ни стало удерживать денежную массу, чтобы не допустить высокой инфляции. Фридман изучал положение дел с деньгами в разные периоды времени и при разном состоянии экономики. Американцы очень хорошо выучили уроки. Главное для них — не допустить сокращения денежной массы, чтобы не спровоцировать экономический спад, сокращение занятости. Это же довольно понятная схема. Мы вроде привыкли смотреть на Запад, почему же мы не смотрим на эту политику? Почему все загипнотизированы?

В ЦБ не понимают, что при укреплении рубля и высоких процентных ставках мы имеем сумасшедшую стоимость капитала, которая делает невозможной реализацию серьезных инвестиционных проектов

— Мне кажется, здесь проблемы личностного характера. Посмотрите на кадровый состав ЦБ — люди же никогда не работали в банковском секторе, в частных институтах, посмотрите на их прошлое — статистики, экономисты. Конечно, они умные и развитые люди, хорошо считают — советская школа была фундаментальна, они реально могут строить статистические ряды и тому подобное. Но все-таки реальный мир немножко другой. Банк — это умение давать деньги в долг. А центральный банк — это умение обеспечить доступность кредитных ресурсов, которые соответствуют сегодняшнему уровню экономического развития и ожидаемым темпам роста. Но они этого просто не могут сделать. Назначьте их в любой банк где-нибудь в Тверской области и посмотрите, какого результата они добьются через год.

Нынешний глава ФРС Бен Бернанке изучал финансовые процессы в реальной экономике. Не какие-то там догмы, на уровне веры, а реальные процессы. Он имеет колоссальный штат советников, регулярно устраиваются дискуссии на эту тему. Кучу экономистов принимают с разными взглядами. У нас же это какие-то заклинания, мы вот верим, что банковские ставки начнут снижаться через месяц — да на основании чего? Возьмите топ-10 Центрального банка и посмотрите на их высказывания и прогнозы за последние пять лет. Уровень попадания, наверное, меньше 10 процентов.

У нас, к сожалению, во многих местах так. Низкий уровень профессионализма, давно превышенный порог компетенции… Здесь не нужно искать каких-то сложных объяснений, это просто банальная боязнь нового. Вот это сжатие, постоянное давление на финансовую систему, сокращение финансовых институтов, сокращение любой гибкости — как раз из-за этой боязни. Потому что за это точно не накажут. А вот делаешь что-то новое — не дай бог что-то случится…

Недавно я был на Урале в региональных городах и пытался разобраться с банковской системой. Остался единственный банк на Урале!

— Уральский банк, местный?

— Да, единственный местный банк. Там реальный уровень ставок, по которым люди вынуждены заимствовать, далеко за 20 процентов, если брать все платы, комиссии!

Это, конечно, беда. Но для того, чтобы сделать решительные шаги, нужна личная ответственность. Нужно реально любить свою страну, чтобы рисковать, может быть, какими-то своими собственными выгодами, чтобы пойти навстречу стране и дать эту возможность роста.

Сейчас мы говорим о модернизации, о диверсификации экономики — и это при отсутствии долгового рынка. Ну это просто смешно: мы начинаем мечтать о создании финансового центра. Но прежде чем создать финансовый центр, нужно создать долговой центр. Должна развиться финансовая система, должны быть равномерно распределены каналы предложения денег. Если они сужены, если 72 процента денежного предложения идет через четыре банка, разве это нормально?

— Откуда тогда идея, что у нас слишком много банков?

— Я не знаю. Это еще одно суеверие.

— В США, кажется, тысяч семь банков работает…

— Это проблема доверия. Общество не доверяет чиновникам. А чиновники придумали удобную форму объяснения своего бездействия — недоверие бизнесу.

— А какие есть основания у чиновников заявлять о своем недоверии бизнесу?

— Это устоявшаяся форма.

— Российский бизнес за последние по крайней мере пятнадцать лет очень много сделал для экономики.

— Я с вами совершенно согласен. Но это же объективно: у нас бизнес вне закона. Вот вы, будучи предпринимателем, завтра захотите избираться в Государственную думу. Вы должны, как в свое время отказывались от своих родителей-белогвардейцев, отказаться от того, что вы были предпринимателем, немедленно. Но тогда нужно разобраться, за счет чего мы будем развивать страну, за счет чьей инициативы.
О пользе кризиса

— Я бы хотел затронуть тему государственного бюджета, который сейчас внесен в Думу. Он трещит по швам, президент недоволен, не выполняются предвыборные обещания, расходы по социальным статьям, в том числе по здравоохранению и образованию. Но ведь, насколько я понимаю, без долгового рынка вообще невозможно решить те задачи, которые стоят перед государством. Только федеральный бюджет не может одновременно решать задачи перевооружения, хозяйственной деятельности, образования, здравоохранения, ЖКХ на местах, в каждом населенном пункте. Нужны иные внебюджетные источники финансирования, но о них ведь, кажется, никто не говорит. Я боюсь, что рано или поздно это приведет к теме дальнейшего повышения налогов. Скажут, а снимем-ка мы с них, с бизнеса, еще денег.

Давайте сравним объемы рынков ценных бумаг в России и в США. Особенно показательны муниципальные бумаги: в США они составляют примерно 26 процентов ВВП, а у нас 0,6 процента. Как убедить тех, кто принимает решения, в необходимости новых подходов?

— Я не знаю.

— Этими графиками убедить не удастся?

— Ну им это не нужно. От субъектов федерации в свое время изменением бюджетных отношений деньги качнули в федеральный бюджет и оттуда потихонечку раздают. Опять-таки, тебе не дадут, если у тебя превышен лимит заимствований. Ну и, конечно, при сегодняшней стоимости заемных средств позволить субъектам занимать под 18 процентов годовых — значит загнать их в финансовую дыру.

Это, мне кажется, проблема предыдущего поколения, которое занималось кредитно-денежной политикой страны, та самая кубышка: не дай бог выйдут шахтеры — вот мы им принесем по пряничку.

Что касается налогов, вы правильно сказали, первый удар опять будет по предпринимателям, по компаниям. Сразу кинутся повышать налоги, заставлять повышать кадастровую стоимость объектов и так далее. Это будет очень непопулярный шаг, но его придется сделать в той ситуации. Тогда и начнется реальная демократия, когда обострится осознание людьми своих прав и обязанностей, людям станет понятно, кто за что должен отвечать.

Времени осталось немного. Без изменения кредитно-денежной и финансовой политики двигаться вперед невозможно.

Мы хотим развивать страну, мы хотим ее видеть свободной, мы хотим стать вровень с другими нациями, которые добились колоссального прогресса за последние семьдесят лет? Если хотим, то это предполагает другой тип людей, занимающихся финансовой или налоговой политикой. Нужна смена парадигмы. Сейчас мы живем в государственной парадигме, которая не подразумевает никаких улучшений. Да, есть стабильный рост, вблизи нуля. К сожалению, мы понимаем, что скоро, ну не совсем скоро, а года через четыре, этому придет конец. За сланцевым газом пойдет сланцевая нефть, рынки открыты. Безусловно, мы не сможем конкурировать в открытой экономической системе, в которой мы оказались после вступления в ВТО, например, с предпринимателем из Кореи, для которого заимствование стоит пять процентов, или с предпринимателем из Великобритании, для которого оно стоит меньше трех процентов. Я говорю о семи-восьмилетних деньгах. Наши ресурсы — электроэнергия, транспорт, топливо, тот же газ — сопоставимы по цене или даже дороже. Уровень производительности, эффективности наших трудовых ресурсов значительно ниже. Мы находимся в предкризисной ситуации, в которую завели себя сами. В том числе такой финансовой политикой.

— Очень важный тезис. Много пугают второй волной мирового кризиса, но ведь она здесь ни при чем.

— Нет, абсолютно.

— Это наши внутренние проблемы. Более того, я считаю, что и первый кризис 1998 года был неизбежен. Другое дело, что мировой кризис резко наши проблемы обострил.

— Тот кризис был очень полезен. Смотрите: государство, когда его немного встряхнуло, резко ушло от этой парадигмы «все в кубышку». Оно начало смотреть, как поддержать предприятия. Многие отрасли, которые подтолкнули тогда при помощи политических решений, которые принял Путин, и сейчас успешно развиваются. Автомобилестроение цветет и пахнет. Да, мы, может быть, отстаем в создании компонентных производств, новых материалов. Но опять-таки, одна из причин этого — высокая стоимость заемных средств.

— Как сменить парадигму, как выработать новый политический курс? Это проблема демократического свойства?

— Я бы на демократию сейчас не полагался. Сейчас нужно 100–150 подготовленных, опытных управленцев, ответственных, честных, лояльных стране.

— На какие должности, государственные?

— На все основные должности — и в государственных компаниях, и в частных. Мы все в одной лодке. Безусловно, нужно наводить порядок в образовании, в медицине, никого не устраивает нынешнее положение дел. Людям совесть нужно иметь. Совесть проснется, и у нас все встанет на свои места.

— Мало людей с совестью?

— Критерии, видимо, немножечко начали, так сказать, сжиматься.

— Значит, бояться надо не мифической второй волны мирового кризиса, а совсем другого?

— Да. Бояться нужно того, что мы так и отстанем в производительности труда, скорости обновления основных фондов, скорости создания новой продукции. Сейчас многие страны, натренированные в жестких условиях, столкновениях и подготовившие себя к изменениям, сделают следующий шаг. А мы отстанем еще больше. И наше население нам будет говорить: ребята, что вы нам мозги пудрите, посмотрите, мы выезжаем в Турцию — передовая страна. А сейчас уже и Китай. Это же немыслимо было лет пятнадцать назад, но сейчас это нам урок.

— Урок, что можно сделать за пятнадцать лет?

— У нас можно и за три года многое сделать. Например, снизить стоимость долгосрочных заимствований до пяти—пяти с половиной процентов. То, о чем говорил президент в своих указах. Это не одно решение, нужно серьезно заниматься финансовой системой, созданием региональных банков, долговым рынком, налоговым законодательством, модернизацией бюджетных отношений. Это можно сделать, но для этого нужно начинать работать.

http://expert.ru/expert/2012/40/zamyisel-kapitala/?n=7743
http://expert.ru/2012/09/27/demokratiya/

Оффлайн PbЦЕss

Дерипаска
« Ответ #5 : 10 Декабрь 2012, 18:11:15 »
Дерипаску можно смело называть "Мистер "ТАК СКАЗАТЬ" ;D - http://www.vedomosti.ru/opinion/video/51_1751
Удивил конечно!  ;)

Оффлайн castor

  • участник пула Мосэс
  • Ветеран
  • ***
  • Сообщений: 7279
  • Лайков: 332
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Дерипаска
« Ответ #6 : 13 Декабрь 2012, 00:35:19 »
Дерипаску можно смело называть "Мистер "ТАК СКАЗАТЬ" ;D - http://www.vedomosti.ru/opinion/video/51_1751
Удивил конечно!  ;)

Пытался так сказать посчитать "так сказать" Дерипаски, но так сказать так и не посчитал так сказать, потому что не смог так сказать. В итоге так сказать так и сказал, что так сказать и не посчитал. ;D ;D ;D

Оффлайн PbЦЕss

Дерипаска
« Ответ #7 : 13 Декабрь 2012, 09:18:04 »
 ;D

Оффлайн DJEK

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 1563
  • Лайков: 0
  • Пол: Мужской
  • Кемерово - Россия - Земля
    • Просмотр профиля
Дерипаска
« Ответ #8 : 22 Июль 2013, 08:59:36 »
Снижение тарифов, или Новая парадигма развития экономики
http://kommersant.ru/doc/2230162

Решение задачи по созданию в стране 25 млн новых высокопроизводительных рабочих мест требует как от бизнеса, так и от государства максимальных усилий. Однако политика естественных монополий и безудержный рост тарифов в газовой, электроэнергетической и железнодорожной отраслях привели к тому, что издержки российских предприятий превысили среднемировой уровень. В результате инвесторам просто невыгодно организовывать производство в России. В нынешней кризисной ситуации необходима новая парадигма развития экономики, ориентированная на создание благоприятных условий для бизнеса.
ОЛЕГ ДЕРИПАСКА, генеральный директор "Русала"

Сектор газа
Одной из крупнейших естественных монополий, чьи услуги не отвечают современным требованиям, является газовая. Большие объемы запасов природного газа перестают быть конкурентным преимуществом российской экономики. С 2007 года цены на газ для промышленных потребителей выросли в 2,6 раза, превысив уровень цен в США. Как следствие, заметно увеличиваются тарифы на тепловую энергию и другие коммунальные услуги, разгоняя инфляцию.
По оценкам МЭР, до 2015 года только рост цен на газ внесет в инфляцию около 2%. При этом значительно подорожают такие социально значимые товары, как хлеб, сахар, яйца, мясо птицы. В результате можно ожидать дополнительного скачка инфляции на 5% в 2016 году и на 3% в 2017-м.
Между тем внутреннее потребление газа сдерживается не только высокими тарифами, но и крайне низкой доступностью подключения для новых потребителей. Отсутствие конкуренции не позволяет влиять на ценообразование газа и лишает многих потребителей возможности снизить расходы на закупаемое топливо.
Прибыльность газовых компаний обеспечивается снижением экономической активности в стране.
Актуальным вопросом является качество поставляемого газа, которое фактически не контролируется. В ряде регионов энергетики-потребители в качестве обоснования категорий качества газа получают справку из "Газпрома", содержащую информацию о повышенной калорийности газа и о достаточном давлении в трубопроводе. При этом технически тот же газ идет на экспорт с уже стандартными показателями калорийности и качества.
В то же время планируемая либерализация внутреннего рынка газа в нынешних условиях несет значительные риски установления высоких цен. С одной стороны, это обусловлено монопольным положением "Газпрома" на региональных рынках и его контролем над единой газотранспортной системой. С другой стороны, риски повышения цен также связаны с обязательствами по поставкам газа на внешние рынки, что может стать одним из факторов дефицита предложения на внутреннем рынке. Наибольшим рискам в этой ситуации подвергаются газоемкие и энергоемкие производства.

Сопротивление тока
Переходя к теме энергоэффективности и энергосбережения, необходимо отметить ее приоритетность для крупных промышленных производителей. Так, в алюминиевой отрасли — одной из самых энергоемких — затраты на электроэнергию могут составлять более 30% себестоимости металла.
Однако удорожание электроэнергии подрывает международную конкурентоспособность российских металлургов. С 2007 года для заводов "Русала" конечные цены на электроэнергию выросли более чем в три раза. Для сравнения, в Бразилии в целях стимулирования экономического роста снижение цен на электроэнергию, которое будет частично субсидироваться за счет бюджета, составит для промышленных потребителей 32%. В Китае для сохранения стабильности и уровня занятости региональные власти предоставляют алюминиевым заводам субсидии на электроэнергию в размере от 1 до 6 центов за кВт ч.
Мы же по-прежнему находимся в своеобразном бюрократическом рабстве у энергетических компаний и расплачиваемся за их ошибочные прогнозы.
Инвестиционные программы энергокомпаний зачастую не соответствуют потребностям экономики и основаны на завышенных прогнозах. Среднегодовой рост энергопотребления в 2007-2020 годах, предусмотренный "Генеральной схемой развития объектов электроэнергетики до 2020 года", в базовом варианте составлял 4,1%. Но в 2012 году энергопотребление выросло лишь на 1,7%.
Реализация инвестиционных решений создает высокую нагрузку на бизнес, а построенные мощности часто оказываются невостребованными или используются неэффективно. К примеру, коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) у большинства станций, возводимых в рамках проектов договоров о предоставлении мощности (ДПМ), не превышает 40%, а коэффициент наличия мощности, показывающий соотношение оплачиваемой и потребляемой мощности, составляет не менее 1,29 по рынку в целом. При этом сохраняется проблема "запертых" мощностей ряда станций, а также ввода станций, не востребованных рынком. Величина резервов оплачиваемой мощности в России в два раза больше, чем в Европе, и в три раза больше, чем в США. Такая ситуация приводит к увеличению конечного тарифа более чем на 11%.
Рост цен на электроэнергию и реализация неэффективных инвестпрограмм являются следствием искаженных стимулов для производителей электроэнергии. Идеология повышения тарифов с целью стимулирования потребителей к снижению издержек на сами субъекты естественных монополий фактически не распространяется. Такие методы тарифного регулирования, как "затраты плюс" и RAB-регулирование, не стимулируют монополии к борьбе с издержками и ведут к завышению стоимости инвестпрограмм.
Насущной проблемой является плата за присоединение к сетям, которая зачастую носит запретительный характер. В этих условиях потребитель, с одной стороны, вынужден финансировать создание чужих объектов из собственных средств. С другой стороны, он не получает никаких благ — лишь доступ к электроэнергии, оплачиваемой по отдельным и высоким тарифам. При этом естественная монополия не несет никаких предпринимательских рисков.
Кроме того, присоединение льготных групп потребителей за 550 руб. рождает значительный объем расходов, который должен быть переложен в тариф на передачу электроэнергии. Размер же этих расходов зачастую настолько велик, что не может быть компенсирован через увеличение тарифа на передачу для этих категорий потребителей. В результате дополнительно обостряется проблема перекрестного субсидирования.

Рельсы-шпалы
Не менее сложная ситуация сложилась в отрасли железнодорожных перевозок, где повышение тарифов выступает существенным фактором роста издержек промышленных компаний. С 2007 года железнодорожные перевозки подорожали на 74%. Только в этом году индексация железнодорожных тарифов запланирована на уровне 7%. Фактический же рост издержек потребителей этого вида услуг существенно выше.
Текущий уровень тарифов создает предпосылки не для роста, а для снижения объемов грузоперевозок.
Стоимость присоединения к железнодорожной сети для новых потребителей находится часто на запретительном уровне, а уровень тарифов на грузоперевозки делает многие виды бизнеса нерентабельными. Так, общие затраты для Богучанского алюминиевого завода на присоединение к железнодорожной сети достигают 3 млрд руб. И это несмотря на то, что и так создается крупный потребитель грузоперевозок.
Положение усугубляется отсутствием эффективной системы льгот для крупных потребителей транспортных услуг.

Стимул для бизнеса
В этих условиях ключевыми инструментами экономической политики должны стать переход от стимулирования естественных монополий к стимулированию промышленных предприятий и полный отказ от идеологии выравнивания цен на услуги естественных монополий для внутренних и внешних потребителей. Основа же новой политики должна состоять в том, чтобы услуги, предоставляемые субъектами естественных монополий, были доступными, гибкими и высокого качества.

Необходимы следующие меры:
— ограничить ежегодный рост тарифов естественных монополий в ближайшие три года на уровне 75% показателя инфляции предыдущего года;
— отменить плату за подключение/присоединение инвесторов к объектам инфраструктуры;
— использовать политику тарифообразования в качестве механизма государственного стимулирования промышленного роста (предоставление скидок, эффективное использование механизмов тарифного коридора);
— в течение трех лет довести объем конкурентного рынка до 80% в тех отраслях с присутствием естественных монополий, где это возможно;
— развивать практику долгосрочных договоров;
— установить общественный контроль качества услуг естественных монополий.

Финансирование проектов в сфере естественных монополий и расшивка узких мест в развитии инфраструктуры должны осуществляться за счет средств государства. "Выпадение доходов" естественных монополий в результате ограничения роста тарифов необходимо компенсировать за счет повышения эффективности их работы. Эти средства должны стать дополнительным источником инвестиций в отрасль, а не резервом для искусственного ограничения доходности, к примеру, предприятий электроэнергетики.
Стоит также отметить, что бизнесу в нынешних условиях не хватает длинных дешевых денег для инвестиций. В связи с этим государство должно взять на себя инвестирование в инфраструктурные проекты как проекты, отличающиеся большой длительностью и низкой доходностью. Источниками финансирования инфраструктурных проектов могут стать государственные заимствования, привлеченные по низкой процентной ставке и на длительный срок. Со своей стороны Центральному банку нужно поддержать предлагаемые изменения путем стимулирования денежно-кредитной и курсовой политики.
В результате реализации этой модели государство получит не только возвратность инвестиций, но и дополнительный эффект от развития экономики.

Оффлайн Ilrus

  • Администратор
  • Почетный Ветеран
  • ****
  • Сообщений: 8849
  • Лайков: 1275
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Дерипаска
« Ответ #9 : 15 Октябрь 2013, 10:33:54 »
ВЭБ требует от Дерипаски 5 млрд руб.
Структура «Базэла» отказывается платить по кредиту госкорпорации, выданному на строительство порта в Имеретинской бухте для обслуживания олимпийских грузов

Вчера Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск ВЭБа о взыскании 5,025 млрд руб. со структуры «Базового элемента» Олега Дерипаски — ООО «Порт Сочи Имеретинский» (ПСИ) и его поручителей: «Олимпстроя» и ООО «Имеретинская стивидорная компания», сообщает РАПСИ. Представитель ВЭБа подтвердил, что иск подан, но от дальнейших комментариев отказался. Представители «Олимпстроя» и секретариата вице-премьера по Олимпиаде Дмитрия Козака от комментариев воздержались.

Источник «Ведомостей» в Минрегионе считает, что ВЭБ согласовал свои действия с правительством. Федеральный чиновник подтвердил это «Ведомостям». А представитель «Базэла» сказал, что для компании «иск был ожидаем, поскольку “Олимпстрой” свои обязательства по поручительству не выполнил». Скорее всего, кредитным договором предусмотрено, что в случае, если структура Дерипаски не сможет обслуживать кредит, ВЭБ направит требование «Олимпстрою», поэтому ПСИ, видимо, считает, что должен платить «Олимпстрой», предполагает гендиректор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов.

Кредит ВЭБа в размере 3,8 млрд руб. на строительство порта ПСИ получил весной 2009 г. По этому кредиту поручился «Олимпстрой». «Мы писали бизнес-план, исходя из того, что через порт будет перевалено 14 млн т грузов. Это должны были быть только олимпийские грузы. Но в итоге они шли по железной дороге. Перевалка с апреля 2010 по март 2013 г. через порт составила 3 млн т грузов», — объясняет представитель «Базэла». Поэтому в мае 2013 г. ПСИ подал два иска: один — к «Олимпстрою», который не обеспечил загрузку порта, второй — к ВЭБу о реструктуризации кредита.

Источник «Ведомостей», близкий к ВЭБу, сказал, что ПСИ предлагали несколько вариантов реструктуризации долга, но ни один из них должника не устроил, поэтому иск — крайняя мера. Федеральный чиновник рассказал, что, в частности, Дерипаске предлагали заложить по этому кредиту ликвидные активы — такие залоги принимались от других участников олимпийской стройки. Он уточнил, что если Дерипаска согласится внести в качестве обеспечения по кредиту ликвидный актив, то иск может быть отозван. Представитель «Базэла» сказал, что «подача иска не исключает возможности урегулирования данного вопроса во внесудебном порядке». Если кредиты, выданные для строительства олимпийских объектов, не погасит «Олимпстрой», то их придется погашать из федерального бюджета, отметил чиновник: в 2012 г. было принято соответствующее постановление правительства.
Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/companies/news/17485831/vernite-dolg#ixzz2hm2VZHLA

Оффлайн WyShed

Дерипаска
« Ответ #10 : 19 Август 2015, 18:20:20 »
 RM-Rail Олега Дерипаски просит Внешэкономбанк о реструктуризации долга на 2,6 млрд рублей
Компания уже просрочила выплаты на 100 млн рублей
http://www.vedomosti.ru/business/articles/2015/08/13/604611-rm-rail-prosit-o-restrukturizatsii-dolga

Оффлайн WyShed

Дерипаска
« Ответ #11 : 14 Сентябрь 2015, 13:18:42 »
Олег Дерипаска отдал родственникам крупнейшую сеть по продаже прессы

Миллиардер Олег Дерипаска больше не является основным совладельцем «Роспечати», крупнейшего розничного продавца периодики. Контроль над убыточным активом перешел к родственнику и партнеру Дерипаски Павлу Езубову

Подробнее на РБК:
http://top.rbc.ru/business/13/09/2015/55f599ed9a794714d106c114

 

Поиск

 
 
СВЯЗЬ С АДМИНОМ
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
www.auremo.org - Цветная металлургия www.evek.org - Продажа металлопродукции