Автор Тема: МАКРОЭКОНОМИКА РФ  (Прочитано 51505 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Botanik

МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« : 28 Февраль 2012, 12:14:26 »
Минфин советует щедрому Путину переходить к экономии

МОСКВА (Рейтер) - Российские власти, раздав перед выборами обещаний на несколько триллионов рублей, обсуждают возможность увеличения основных ставок налогов, но это путь в никуда - правительству Владимира Путина придется сокращать расходы, если оно хочет добиться устойчивого роста инвестиций и экономики, сказал в интервью Рейтер министр финансов РФ Антон Силуанов.

Президент РФ Дмитрий Медведев и готовящийся пересесть в его кресло Путин последние два года не скупились на предвыборные обещания, результатом которых стало усиление зависимости бюджета от цен на нефть. Подчиненные тандема сходятся пока лишь в том, что расходы повышать придется, но не могут определиться с источниками.

"Надо быть реалистом. На весах либо устойчивость, либо необеспеченные реальными финансами решения. Если мы будем повышать налоги, то это скажется на привлекательности делового климата, и тогда о каких инвестициях и росте экономики может идти речь?", - сказал Силуанов.

Последние обещания премьера увеличить зарплаты, пенсии и детские пособия Силуанов оценивает в 1,5-2,0 процента ВВП, или около 1 триллиона рублей в год дополнительных расходов.

"Я думаю, сейчас как раз тот момент, когда нужно проводить серьезные реформы в стране, которые смогут сократить неэффективные расходы. На самом деле деваться некуда. Дальше ждать уже невозможно. В противном случае мы будем проводить рисковую бюджетную политику. Если события в мировой экономике будут развиваться по негативному сценарию, темпы экономического роста в России замедлятся, цены на сырье упадут, доходы бюджета резко снизятся, придется сокращать принятые бюджетные обязательства. Кому это нужно? Это все прекрасно понимают".

НАЛОГИ

Минфин твердит о необходимости сокращения обязательств уже несколько лет. Прежний руководитель ведомства, друг премьера Алексей Кудрин поссорился на этой почве с другим товарищем Путина - Медведевым, и уступил место своему заместителю Силуанову.

Несмотря на призывы Минфина, российские власти пока идут в основном по пути увеличения налоговой нагрузки: с прошлого года правительство повысило ставки страховых взносов, снизив их немного с 2012 года под давлением бизнеса. На этом предложения не исчерпаны.

"В правительстве идет дискуссия на этот счет. Кто-то считает, что можно увеличить налоги, таким образом закрыть дополнительные потребности. Например, повысить НДС от двух до четырех процентов. Некоторые эксперты, которые готовят стратегию-2020, предлагают прогрессивную шкалу подоходного налога", - рассказал Силуанов.

"Позиция экономического блока правительства: рассматривать налоги как источник бюджетного маневра неправильно. Если у нас будет постоянно меняющаяся налоговая нагрузка, доверие к нам будет снижаться", - сказал Силуанов, добавив, что повышение НДС приведет к росту инфляции, так как налог включается в цену продукции.

По мнению Силуанова, в России нет чрезвычайной ситуации, как в европейских странах, которые вынуждены повышать налоги, чтобы расплатиться по своим долговым обязательствам, поэтому резервы надо искать внутри бюджета.

"По данным Всемирного банка, объем средств в здравоохранение неэффективен на 30-40 процентов. В образовании неэффективных расходов не меньше. Так давайте сначала наведем порядок в этих бюджетных отраслях, а потом будем говорить об увеличении источников финансирования".

Тем не менее Минфин считает возможным увеличить ряд налогов, последовательно выступая за повышение нагрузки на газовую отрасль.

"В связи с запланированным выходом на равнодоходность внутренних цен и внешних цен на газ мы считаем, что возможно забирать в бюджет около 80 процентов от повышения цены на газ на внутреннем рынке через НДПИ", - сказал Силуанов, оценив дополнительные доходы от этой меры в 1 процент ВВП в год.

Правительство РФ планирует отказаться от регулирования цен на газ с 2015 года, однако глава Федеральной службы по тарифам Сергей Новиков говорил, что достижение равнодоходности экспортных и внутренних цен на газ может быть отодвинуто из-за скачков мировых цен на нефтепродукты, к которым привязаны экспортные контракты Газпрома на газ, ограничив диапазон 2015-2018 годами.

Минфин также видит небольшой резерв в дополнительном росте акцизов на табак и алкоголь и выступает за постепенную, в течение пяти лет, отмену льгот по налогу на имущество и земельному налогу, которая позволит дополнительно получить в бюджеты регионов около 200 миллиардов рублей.

ДОЛГИ

В стратегии-2020 эксперты предложили в качестве альтернативы повышению налогов совершить бюджетный маневр за счет увеличения госдолга, доведя его до 25 процентов ВВП к 2020 году с 11 процентов в настоящее время.

Россия с 2010 года вернулась на рынок внешних заимствований после десятилетнего перерыва и увеличила займы на внутреннем рынке. В этом году Россия также планирует выйти на внешний рынок, для чего в течение двух месяцев проведет роуд-шоу, однако Силуанов считает, что повышать расходы бюджета только за счет роста госдолга нельзя.

"Вот говорят: давайте два процента ВВП возьмем на рынке, сделаем дефицитный бюджет. Подумаешь, ничего страшного нет. Но два процента ВВП, или 1,4 триллиона рублей, сопоставимы с размером остатков на корсчетах в банках. Если брать на внутреннем рынке, это означает, что мы должны всю ликвидность перераспределить через бюджет, что невозможно с экономической точки зрения".

"По внешним заимствованиям у нас в плане стоит до $7 миллиардов (в 2012 году), и мы надеемся занять по ставке меньше 5 процентов. Если это будет 1,4 триллиона рублей, то есть $40 миллиардов, ставка может быть и 8, и 9 процентов. Зачем нам такие дорогие заимствования нужны?".

"Если мы пойдем на внешний рынок с такими огромными заимствованиями, то это сразу насторожит инвесторов, это сигнал к тому, что мы не способны проводить реформы, а значит, наша финансовая политика неустойчивая и рискованная. Поэтому возможностей иметь большой дефицит бюджета у нас просто нет", - уверен Силуанов.

Минфин планировал выпустить еврооблигации в первом квартале 2012 года, организаторами выбраны ВТБ, Сбербанк, Citi, Deutsche Bank, BNP Paribas. Силуанов не назвал планируемый объем евробондов, уточнив, что решение будет приниматься исходя из быстроменяющейся ситуации на рынках.

РАСХОДЫ

По расчетам Минфина, расходы консолидированного бюджета можно сократить от двух до четырех процентов ВВП, прежде всего, за счет перехода к адресной социальной помощи, совершенствования пенсионной системы, снижения численности и расходов на содержание государственных служащих, в том числе тех, которые носят погоны.

"Мы пришли к тому состоянию, что нам необходимо проводить структурные реформы в бюджетных отраслях. Очень много неэффективных расходов, качество бюджетных услуг низкое, в то время как расходы бюджетов на социалку выросли с 21 до 27 процентов ВВП за последние четыре года. Есть необходимость проведения преобразований во всех этих отраслях - эту задачу придется решать новому правительству".

"В противном случае у нас будет устаревшая структура расходов бюджета, неэффективная и неповоротливая".

Минфин хотел бы вернуться к жестким правилам при формировании бюджета и сократить ненефтяной дефицит до безопасных 4-5 процентов ВВП с 9,8 процента ВВП в настоящее время.

"Эксперты предлагают и мы поддерживаем идею рассчитывать сбалансированный бюджет при средней цене на нефть, сложившейся за десять лет. Сегодня это около $70 баррель. Конечно, мы при такой цене сейчас бюджет не сбалансируем. Поэтому мы предлагаем переходный период до 2016 года с тем, чтобы выйти на это правило постепенно. В 2016 году средняя цена на нефть уже составит около $90 за баррель", - сказал Силуанов.

"Но ближайшая наша задача заключается в том, чтобы не увеличивать размер ненефтегазового дефицита, который сегодня достигнут. Если цена на нефть сохранится высокой, не исключено, что нефтегазовые доходы у нас в этом году могут быть выше, чем ненефтегазовые. Наша задача в том, чтобы не пустить конъюнктурные доходы на увеличение расходов. В противном случае это может привести к росту инфляции".

За время кризиса Россия потратила большую часть Резервного фонда, чтобы закрыть "дыру" в бюджете, и только с прошлого года снова начала накапливать. К 1 февраля Резервный фонд вырос до 1,86 триллиона рублей, или около 3 процентов ВВП. Минфин предлагает довести размер фонда до 6-8 процентов ВВП, а все, что свыше, направлять на инфраструктурные проекты.

"Мы обсуждаем, какой Резервный фонд нужен для того, чтобы обеспечить устойчивость бюджета. Логика такая: мы должны обеспечить объем, который мог бы гарантированно профинансировать падение доходов в результате снижения цен на нефть на 20-30 процентов в течение двух-трех лет. Это порядка 6-8 процентов ВВП", - сказал Силуанов.

"После этого можно было бы говорить об инвестировании резервного фонда в различные проекты. Мы не ставим цель копить, копить, копить, как Плюшкин".

Силуанов считает, что как только правительство определится с планом действий в области налоговой и бюджетной политики, определит направления структурных реформ, инвесторы отреагируют возвратом капитала в Россию.

"Нам нужно создавать условия для того, чтобы не было такого оттока капитала как в прошлом году. В том числе через проведение структурных реформ, стабильной налоговой политики. Если мы заявим четкую и внятную бюджетную, макроэкономическую, налоговую политику, то и деньги будут возвращаться", - сказал Силуанов, выразив надежду, что отток капитала в 2012 году сократится минимум в два раза по сравнению с прошлым годом, когда чистый отток капитала, по оценке ЦБ, составил $84,2 миллиарда.

http://ru.reuters.com/article/businessNews/idRURXE81Q0RX20120227?pageNumber=4&virtualBrandChannel=0&sp=true

Оффлайн T1000

МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #1 : 29 Февраль 2012, 01:52:26 »
Интересная таблица. Нетрудно по ней просчитать фундамент для индекса ММВБ.
(не забудьте про ментов, их в таблице нет, но они тоже влияют, угадайте как)
может это не про сбыты, а может и про сбыты. посмотрите цифры
правда это официальная статистика, но даже она не радужная.

Оффлайн MEG

МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #2 : 29 Февраль 2012, 03:13:54 »
Уважаемый, ты утомил уже притягивать за уши в любую тему свои стоны про "эту страну". Не нравится страна - скатертью по жопе, тем более ты уже.
Не засоряй профильные ветки псевдополитическими постами.

Модератор, снеси плз оба поста в корзину.

Оффлайн Arti

  • участник пула ДНПП
  • Почетный Ветеран
  • ***
  • Сообщений: 11526
  • Лайков: 744
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #3 : 29 Февраль 2012, 03:48:38 »
Интересная таблица. Нетрудно по ней просчитать фундамент для индекса ММВБ.
(не забудьте про ментов, их в таблице нет, но они тоже влияют, угадайте как)
может это не про сбыты, а может и про сбыты. посмотрите цифры
правда это официальная статистика, но даже она не радужная.

Да все и так понятно, но причем тут сбыты? Неужели трудно это разместить там, где этому действительно место? Зачем засорять-то?
Все, что случается, имеет причину

Оффлайн DJEK

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 1563
  • Лайков: 0
  • Пол: Мужской
  • Кемерово - Россия - Земля
    • Просмотр профиля
МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #4 : 11 Март 2012, 13:36:14 »
250 крупнейших промышленных центров России (Top-250)
http://urbanica.spb.ru/?p=1321

...
Новая экономическая география России – итоги двадцатилетия

Чем обычно заканчиваются дискуссии о промышленной и региональной государственной политике в России? В основном, выводом, что подобной единой и согласованной политики, по сути, не существовало: скорее, имел место комплекс мер в различных отраслях экономики, эффект от которых имеет краткосрочный и несистемный характер.
Можно предположить, что такое положение дел вкупе с воздействием экономического спада 1990-х и экономического бума 2000-х годов могло серьезным образом повлиять на структуру промышленных центров страны.
Объективно описать современную ситуацию мы можем на основе разработанного в 2012 году рейтинга 250 крупнейших промышленных центров России. В основе данного исследования лежит ранжирование городов страны по годовому объему промышленного производства.
Обобщая данные указанного рейтинга, можно отметить следующие основные итоги развития промышленного каркаса страны за 20 лет:
Не произошло коренных изменений с территориальной точки зрения расположения основных промышленных центров – по-прежнему они сосредоточены в Центральной России (27% городов списка), Поволжье (24%) и на Урале (16%). Аутсайдерами списка являются Северный Кавказ (3 города) и Дальний Восток (7 городов).
На территории России можно выделить пять неравных по размеру, влиянию на экономику и перспективам развития групп промышленных центров, дисбаланс в развитии между которыми является основным системным риском не только для экономического, но и для пространственного развития страны.
Группа №1, являющаяся наиболее крупной, формируется из «старых» промышленных центров, построенных в советский период, которые за счет выгодной мировой рыночной конъюнктуры последних 10-12 лет (прежде всего на сырьевые продукты и продукты низких переделов) смогли провести самомодернизацию производственных мощностей. Отраслевую основу этой группы составляют сектора нефтегазовой и металлургической специализации, собственниками преимущественно являются крупные российские компании. Территориальная структура размещения старых промышленных центров включает 140 городов из 250 городов рейтинга.
Именно на основе подъема сети успешных «старых» центров промышленности сформировались инвестиционные и бюджетные драйверы роста экономики России в период 1999-2008 годов, то есть, города данной группы на сегодня являются каркасом современной социально-экономической устойчивости России. Но в этом же заключается и основной риск, так как промышленная экономика, основанная на предприятиях старых технологических укладов, производящая преимущественно сырьевые и полусырьевые продукты, и, как следствие, во многом зависящая от внешних факторов, не сможет быть полноценно конкурентоспособной уже в перспективе ближайших 10-15 лет.
Группа городов №2, занимающая второе место по объему промышленного производства – это промышленные центры «потребительской индустриализации». Территориально они привязаны не к городам, а к 7-8 крупнейшим городским агломерациям России, с доминированием Московской агломерации. Факт их появления и развития связан с потребительским бумом 2000-х годов, а также с рядом государственных мер таможенного регулирования, стимулирующим импортозамещение. Как следствие роста уровня доходов населения были запущены активные инвестиционные процессы в отраслях промышленности, направленных на удовлетворение спроса в потребительских товарах, то есть туда, где в советский период имело место хроническое недоинвестирование. Первая волна формирования таких центров по объективным причинам имела иностранное финансирование, во второй половине 2000-х годов сформировалась и группа успешных российских предприятий потребительского сектора.
В последние годы развитие центров «потребительской индустриализации» позиционируется как важное достижение государственной промышленной политики. На самом деле их формирование является естественным процессом заполнения потребительского вакуума, имевшего место в 80-90-е годы, и такое бурное их развитие прочно связано с ростом уровня жизни в крупнейших городах, прежде всего, в промышленных центрах группы №1. Создание новых предприятий пока не привело к появлению в стране полноценных центров управления и разработок, что минимизирует их инновационный эффект для экономики.
Группа центров №3 – это старопромышленные города, которые так и не смогли восстановить промышленный потенциал советского времени. Условно данную группу можно назвать центрами «промышленной стагнации». При этом часть городов данной группы смогли достичь приемлемого уровня жизни за счет экономической трансформации в сторону сервисных секторов специализации – торговли или логистики. Указанная трансформация стала возможной за счет их географического положения – наличие порта, железнодорожных и автодорожных узлов, близость к основным сельскохозяйственным или туристическим районам страны, включенность в активные миграционные потоки. Другая часть центров промышленной стагнации превратилась в территории потребления федеральных бюджетных дотаций, так как они не только не смогли восстановить свой промышленный потенциал, но и не сумели в нужной мере развить альтернативные экономические специализации.
Именно города-потребители федеральных дотаций являются наиболее проблемными узлами пространственного каркаса страны. Они испытывают постоянный отток наиболее образованного и активного населения и все больше деградируют с инфраструктурной точки зрения.
Группа центров №4 – города «промышленной инновации» – является самой малочисленной. Это города, чей промышленный потенциал основан на развитии отраслей пятого (актуального) технологического уклада. Их формирование происходило в последние 20 лет советской власти, практически все центры имеют формат ЗАТО или наукоградов, находясь под полным или частичным контролем государства. Именно в этих центрах сосредоточен собственный промышленно-технологический потенциал России, наиболее актуальные и востребованные производственные инновации. Центры «промышленных инноваций» находятся в разном экономическом положении, прежде всего, из-за того, что их продукция имеет особенности, затрудняющие ее экспорт, а внутренний рынок потребления высокотехнологичной продукции слабо развит. Из-за этого ряд потенциально перспективных промышленных центров деградирует и теряет молодое население.
Территориально каркас городов «промышленных инноваций» тяготеет к основным научным центрам страны или к сети ЗАТО – географически сформированной в логике военно-стратегической безопасности. Сеть этих центров не имеет прочных связей между собой и без активной государственной политики имеет большой риск потери существующего инновационного потенциала.
Группа городов №5 – это федеральные столицы Москва и Санкт-Петербург, которые остались крупнейшими промышленными центрами страны и включают предприятия всех предыдущих групп. Их сохраняющееся высокое влияние на промышленный каркас страны несет два системных риска. Первый риск связан с недостаточной интенсивностью и качеством их промышленного развития – до сих пор значительную долю промышленного потенциала столиц составляют предприятия невысоких переделов. Второй риск – их гипертрофированное развитие по отношению к прочим городам России, пространственная структура которой требует более сбалансированного каркаса центров.
Таким образом, сформировавшаяся структура промышленных центров России демонстрирует существенные территориальные и структурно-экономические дисбалансы развития, что во многом связано с использованием для развития лишь естественно сложившихся драйверов роста и с низким уровнем эффективности государственных мер регулирования и поддержки развития промышленности страны.
Для каждого из приведенного типа центров необходима выработка согласованных между собой государственных промышленной и региональной политик. Ряд городов, созданных в советский период в тяжелых климатических условиях (прежде всего, на Севере России), требует внедрения политики «управляемого сжатия». В ряде регионов необходимо сконцентрировать усилия по созданию на базе существующей системы расселения центров «новой индустриализации», в противовес политике распределения несфокусированных бюджетных трансфертов, иначе будет нарастать риск перехода этих центров в депрессивную группу №3. При этом политика «новой индустриализации» должна быть основана не только на развертывании новой промышленной инфраструктуры, но и на создании элементов саморазвития промышленного кластера – это высшее и среднее профессиональное образование, научно-исследовательская инфраструктура, новая энергетика, эффективный внешний и внутренний транспорт.
Общим трендом промышленной и региональной политики должно стать развитие городских агломераций и мегалополисов, для целей перехода от существующей структуры из 5-6 развитых городских агломераций (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Ростов-на-Дону, нефтяная агломерация ХМАО), к структуре из 12-17 крупных мегалополисов (в т.ч. международных), включающих до 60% всех городских поселений страны и характеризующихся доминированием в промышленной структуре производств 4-6 технологических укладов.
Именно на базе крупных агломераций и городских мегалополисов можно рассчитывать на промышленный инновационный бум, ввиду того, что основной ресурс для этого – образованное население имеет максимальную концентрацию в такого рода центрах. Сохранение же существующей тенденции по превалированию естественных механизмов трансформации приведет к дальнейшему усугублению структурных дисбалансов в пользу упрощенной сырьевой промышленной структуры страны с сохранением территориальной разобщенности.

Оффлайн DJEK

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 1563
  • Лайков: 0
  • Пол: Мужской
  • Кемерово - Россия - Земля
    • Просмотр профиля
МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #5 : 13 Март 2012, 18:17:33 »
Рубль на автопилоте
http://www.rg.ru/2012/03/13/ulyukaev.html

Через два года Центробанк может отказаться от регулирования курса национальной валюты
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5727 (54)
У России есть шанс в течение трех лет увеличить темпы роста экономики до 6 процентов. А уже через два года отечественная валюта может уйти в "свободное плавание", считает первый зампредседателя Банка России Алексей Улюкаев.

Об этом, а также о том, опасен ли для страны отток капитала, будет ли ЦБ включать в свои резервы китайский юань, шла речь на "Деловом завтраке" в "РГ".

Алексей Валентинович, до какого предела ЦБ готов отпустить рубль в "свободное плавание"?
Алексей Улюкаев: У нас есть два механизма дальнейшей либерализации курсообразования. Первый - это расширение границ коридора, в рамках которого мы позволяем двигаться рублю в ту или иную сторону и не выходим на рынок. Второй - это изменение пороговой величины интервенций, при которой мы сдвигаем границу коридора.
В рамках перехода к свободному плаванию мы, с одной стороны, снижаем порог по интервенциям. А с другой - расширяем коридор. Сначала он был установлен на уровне трех рублей по бивалютной корзине (она состоит из доллара и евро. - Прим. ред.). Сейчас составляет шесть рублей. Это довольно большой разбег. В перспективе мы стремимся прийти к тому, чтобы не было ни пороговой величины, ни границ коридора. Наверное, на это понадобится года два. В основных направлениях денежно-кредитной политики Банка России на три года, принятых осенью прошлого года, записано: завершить в этом трехлетнем цикле переход к инфляционному таргетированию и свободному плаванию рубля. Это означает, что у нас есть неявное обязательство к концу 2013 года отменить коридор как таковой. И действовать иначе.

Нет опасности, что колебания курса будут слишком большими?
Алексей Улюкаев: Нам приходится слышать такие опасения. Но что интересно, большая свобода, на самом деле, может означать не большую, а меньшую волатильность курса. Казалось бы, сейчас мы даем рублю свободу ходить по коридору и вверх, и вниз. А он все равно жмется к его середине. И если посмотреть на период пребывания курса в нейтральном коридоре рубля, где мы ничего не делаем, не выходим на рынок, то это очень большое количество дней.

ЦБ постепенно уменьшает присутствие на валютном рынке. А как это выглядит в цифрах?
Алексей Улюкаев: Есть две статистически важные величины, которые это определяют. Первая - валовый оборот, то есть объем нашего присутствия на рынке.
Скажем, за январь мы купили порядка 2 миллиардов долларов. Это означает, что мы все-таки воздействовали на рынок. Но в значительно меньшей степени, чем раньше, когда нормой был валовый оборот на уровне от 10 миллиардов долларов и выше.
Вторая величина - это чистая инвестиционная позиция, то есть разница между покупками и продажами валюты. Скажем, если в течение месяца мы продали миллиард и купили миллиард долларов, то она нулевая. У нас, начиная с августа по январь, была, наверное, самая длинная за всю новейшую историю полоса продаж валюты. С конца января идет полоса покупок. Скорее всего, покупки продолжатся. Но в целом на протяжении года покупки и продажи валюты будут почти гасить друг друга. И у нас будет пока не нулевая, но близкая к ней чистая инвестиционная позиция. За последние годы она снизилась на порядок. И это означает, что влияние таких шагов на денежное предложение, объем ликвидности тоже сократились. Это принципиально важный момент.

Цена на нефть сегодня выше 120 долларов. Но есть опасения, что она упадет, и потому надо срочно покупать доллары и евро. Насколько валютные колебания зависят от цены на нефть?
Алексей Улюкаев: В высокой степени, но не полностью. Сказываются еще ожидания по экономическому росту, по платежному балансу. Цена на нефть - весомый фактор, но не подавляющий. Просто он легче для восприятия. Раньше бабушки следили за курсом доллара в обменнике и в уме производили разные операции. Теперь следят за нефтью.
Но я бы не переоценивал ее влияние. Цена на нефть, как и на другие товарные активы, очень волатильна. Она сильно зависит от политического фактора. Сейчас, скажем, играют роль события в Сирии, Иране. И такие политически, а часто еще и коммерчески мотивированные новости, которые сильно давят на рынок, есть практически всегда. Сегодня всем аналитикам кажется, что цена барреля будет около 200 долларов, а через две недели все вместе они дружно говорят: да ничего подобного, упадет до 80 долларов.
Я вообще не верю в возможность прогнозирования цены на нефть. Это невозможно сделать. Надо брать за основу сегодняшнюю цену и исходить из того, что весьма вероятно она такой и останется в будущем. Шансы на то, что цена будет выше равны шансам, что она будет ниже. Прогностической силы мы здесь не имеем.

А банкам вы какие-то рекомендации даете, в чем хранить, занимать деньги?
Алексей Улюкаев: Для них рекомендация одна - не надо иметь большую открытую валютную позицию. Если банк привлекает большие объемы валютных пассивов, депозитов населения и бизнеса, тогда ему лучше размещать и валютные кредиты. И наоборот. Потому что иначе возникают риски переоценки, которые на себя примет либо сам банк, либо он будет переложен на его клиентов.

А сами-то вы куда вкладываете деньги?
Алексей Улюкаев: Я не отношу себя к тем людям, которые живут от зарплаты до зарплаты. Мои накопления связаны не только со структурой моих доходов и расходов. Большинство моих накоплений - это организованные сбережения, депозиты в банках, конкретно - в Сбербанке и ВТБ. Доля рубля в них немного выше, чем в среднем в депозитах домашних хозяйств - существенно больше 80 процентов.

Китай давно хочет превратить юань в международную резервную валюту. Что вы думаете по этому поводу? Что должно случиться, чтобы российский Центробанк включил юань в структуру своих резервов?
Алексей Улюкаев: На второй вопрос ответить легче всего. Для этого нужно, чтобы юань попал под определение Международного валютного фонда и Китай снял ограничения по движению капитала. И у нас не будет ни одного юаня в резерве до тех пор, пока Китай этого не сделает. Потому что у нас должна быть гарантия, что мы всегда сможем не только легко войти в юань, но и выйти из него.
Китай действительно принял, судя по всему, решение о превращении юаня в резервную валюту. У них, похоже, разработан для этого специальный план действий. Но для его реализации потребуется не год, не три, не пять лет. Наверное, можно говорить о горизонте в 10 лет и более.

Нужно ли в России ограничивать расчеты наличными деньгами и каким образом?
Алексей Улюкаев: В России нужно увеличивать долю расчета безналичными деньгами. Это можно делать через различные ограничения, а можно - стимулируя такие расчеты через развитие соответствующих информационных технологий, терминалов, через вытеснение из наличного оборота средств, которые находятся, например, в теневом обороте. Второй путь, конечно, сложнее. Но предпочтительнее. Это ведь только кажется, что проблему можно решить запретом. Ничего подобного! На самом деле, просто увеличится плата за риск тем, кто занимается обналичкой. Доходность такого бизнеса будет повышена.
Кстати, в Мексике, в Аргентине, в Бразилии смогли в разы увеличить долю безналичных денег не за счет того, что они запрещали расчеты наличными, а через систему стимулов.

Деньги без конвоя
Капиталы бегут из России. Отток был рекордным в прошлом году и сохраняется высоким сейчас. Центробанк это беспокоит?
Алексей Улюкаев: Думаю, неправильно слепо ориентироваться на один показатель - чистый отток частного капитала. Потому что здесь велик риск содержательных искажений. Скажем, если у вас в прошлом году притекло 50 миллиардов долларов и утекло 100 миллиардов, чистый отток составил 50 миллиардов. Но если в этом году притекло 100 миллиардов, а утекло - 200, отток вырос в два раза. И это произошло только из-за роста оборотов, причиной чего мог быть рост экономической активности, что в принципе неплохо.

То есть ничего страшного в оттоке нет?
Алексей Улюкаев: За оттоком скрываются самые разные экономические отношения. Есть прямые инвестиции. Это экономически содержательная категория, которая прямо отражает степень оценки инвестиционного климата, рисков, которые есть в экономике. И это самое главное, что нас должно интересовать. Хотя даже здесь возможна ситуация, когда российские инвесторы покупают за рубежом хорошие и важные активы. Ничего плохого в этом нет, хотя и отражается как отток капитала.
Совсем другое дело - фондовый рынок, портфельные инвестиции. Там гораздо больше спекулятивных элементов, текущего зарабатывания денег. Это совсем другая логика, которая с инвестиционным климатом не совмещается. И самое последнее - это кредиты, займы, инструменты денежного рынка. А мы все это смешиваем в одну кучу. И выводим интегральный показатель, который ничего не значит, ничего не объясняет, эмоционально его окрашиваем и говорим, что приток это хорошо, а отток это плохо. Но я, например, не знаю, хорошо или плохо.

И как-то ограничивать отток не надо?
Алексей Улюкаев: Мне нравится выражение: "расконвоированные деньги на Север не идут". У нас долгое время были ограничения по движению капитала - сначала административные, потом экономические. Теперь этот "конвой" снят, деньги перемещаются свободно. Я полагаю, это правильно.

Но мы же, наверное, заинтересованы в том, чтобы те же нефтяные компании свою большую экспортную выручку возвращали в страну, а не держали за рубежом?
Алексей Улюкаев: Есть две стороны дела. Инвестиции и валюта номинации. Вы можете вернуть валютную выручку в страну, разместив ее в рублях, но все равно бояться инвестировать в производство, потому что у вас, например, есть риски с точки зрения защиты ваших прав собственности. И тогда эти деньги даже в виде рублевых активах готовы в любую минуту снова уйти.
Поэтому даже если будут введены какие-то рекомендации, это не значит, что мы решим проблему. Решить ее можно, только доказав бизнесу, что риски инвестирования в России ниже или сопоставимы с теми, которые есть в других местах, а возможность получить доход - выше. Не сможем доказать, он все равно будет уходить.

А что все-таки происходит у банков с ликвидностью? Точки зрения очень разные. Сами банкиры говорят: караул, погибаем. Представители ЦБ утверждают, что все нормально.
Алексей Улюкаев: Все зависит от горизонта. Мы каждый день выставляем лимиты однодневного РЕПО (рефинансирование банков под залог обязательств. - Прим. ред.), а раз в неделю - лимит на неделю. При этом мы не проводим сознательно политики удорожания или удешевления заимствований.
Существует специальная модель расчета, по которой видно, какой приток или отток ликвидности ожидается. Соответственно, можно сделать вывод о наличии или отсутствии ее дефицита. В течение последних нескольких недель наша модель нам показывала, что ликвидность положительная. То есть ее приток в систему больше, чем отток. Но наша фискальная система устроена так, что налоговые платежи приходятся на конец месяца, у банковской клиентуры возрастает потребность в деньгах. Мы по дням знаем, сколько это будет, и даем ликвидность. Но при этом мы же должны собой замещать межбанковский кредитный рынок. Когда спрос выше, ставки на нем возрастают. Однако остаются при этом в том интервале, который задает ЦБ. Потому что, если банки располагают обеспечением, они могут получить любые объемы ликвидности.

Но это текущая ситуация. А какая она сложится в дальнейшем?
Алексей Улюкаев: Примерно с середины прошлого года мы вступили в ситуацию, при которой ликвидность будет востребована на длительном временном горизонте. Она становится товаром, на который всегда есть спрос.
Это связано как с нашей курсовой политикой, переходом к свободному плаванию, так и с бюджетной ситуацией. Раньше, выходя на рынок с покупками валюты, мы эмитировали рубли и давали дополнительную ликвидность. Теперь делаем это все меньше и меньше. Надеюсь, мы все-таки договоримся о том, что нам нельзя иметь бюджетный дефицит. Это будет означать, что фискальная эмиссия тоже будет близка к нулю. В этом случае эмиссия происходит только от операций рефинансирования.

Это не угроза?
Алексей Улюкаев: Это не угроза. В каком-то смысле угрозой была та ситуация, когда мы покупали доллары и евро и эмитировали огромное количество рублей, а наша процентная ставка ничего не значила для рынка. Это неправильная ситуация.
« Последнее редактирование: 13 Март 2012, 18:20:20 от DJEK »

Оффлайн DJEK

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 1563
  • Лайков: 0
  • Пол: Мужской
  • Кемерово - Россия - Земля
    • Просмотр профиля
МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #6 : 13 Март 2012, 18:18:54 »
Рубль на автопилоте
http://www.rg.ru/2012/03/13/ulyukaev.html

продолжение
...
Опасности роста
Вы как-то обещали, что ЦБ будет готовить прогнозы по инфляции.
Алексей Улюкаев: Сейчас мы выпускаем ежеквартальные обзоры по инфляции, где рассказываем, что произошло за этот период, объясняем, почему она оказалась именно такой, соответствует это нашим ожиданиям или нет. То есть объясняем прошлое.
Сейчас мы подготовили "нулевой" выпуск нового документа, где хотим не только ретроспективно объяснить, что происходило, но и дать свое видение того, что весьма вероятно произойдет. Причем не только с инфляцией, но и в макроэкономике в целом, как будут развиваться события на товарных рынках, в бюджетной сфере. И спрогнозировать, как все это будет влиять на инфляцию, на ставки на денежном рынке.

Такой прогноз имеет какое-то практическое значение?
Алексей Улюкаев: Понимание ситуации позволяет участникам рынка проводить осмысленную политику. Ведь все хотели бы иметь какие-то ориентиры. А чем яснее регулятор обозначает свою позицию, тем больше их появляется. И если мы в самом деле заслуживаем доверия общества и бизнеса, то и они будут соответственно выстраивать свою политику. Тогда такие прогнозы могут стать самореализующимися.
Если инфляция не ожидается высокой, зачем тогда людям и инвесторам бежать от денег, превращать их в материальные активы? Им этого не нужно делать. И тогда такими действиями они не будут давить на рынок, создавая ненужные запасы. А значит, будет меньше причин для роста цен. Инфляционное таргетирование - это процесс управления инфляционными ожиданиями. Но это только в том случае, если регулятор пользуется доверием. Мне кажется, мы потихонечку в эту копилку делаем вложения.

Темпы экономического роста в ближайшие десятилетия будут очень невысокими во всем мире. У России есть шанс оторваться от общего тренда? И как это можно сделать?
Алексей Улюкаев: Безусловно, есть. Я прогнозирую среднесрочный экономический рост в нашей стране на уровне 3-4 процентов в год. Но это - при нынешних институтах, существующем уровне защиты прав собственности, инвестиционном климате, всех тех издержках и обременениях, который несет бизнес.
Кстати, по расчетам минэкономразвития, дополнительное обременение бизнеса стоит примерно 6 процентов ВВП. В этой ситуации попытки пришпорить рост за счет раскручивания бюджетного дефицита, политики снижения процентных ставок при достаточно высокой инфляции - это негодные средства. Они ничего не дадут, только расшатают основы финансовой стабильности.
А вот если добиться прогресса в качестве институтов, тогда нормальный устойчивый экономический рост может стать существенно выше. В принципе по темпам роста ВВП мы можем выйти на уровень других стран развивающихся рынков. Он у них в ближайшее время снизится до 6-7 процентов ВВП. Эта планка, мне кажется, на горизонте трех лет вполне достижима и для нас.

Бытует мнение, что во многом виновниками кризиса стали банковские институты, кредитные учреждения, которые оторвались от государственных, социальных, экономических задач и не работали на экономику...
Алексей Улюкаев: Можно сказать и наоборот: финансовые институты слишком сильно ориентировались на эти задачи.
С моей точки зрения, фундаментальная проблема состоит в том, что в предшествующий период был слишком высокий темп экономического роста и в развитом, и в развивающемся мире. Он был перегрет с точки зрения нагрузки - на труд, на капитал, на землю.
Посмотрите, демографическая ситуация такова, что все меньшее количество работающих должно кормить все большее количество неработающих. Нагрузка на труд увеличивается. Нагрузка на землю, окружающую среду растет из-за потребностей в полезных ископаемых, сырье, строительстве инфраструктуры. Избыточно высокие темпы экономического роста - это цивилизационный риск. Но никто не готов отказаться от благ. Развивающийся мир хочет догнать по уровню жизни "золотой миллиард". А что будет, когда в Китае будет столько же автомобилей на душу населения, как в развитых странах? Мне об этом страшно подумать. С другой стороны, говорить голодному "поменьше ешь", ограничивать развивающиеся страны в уровне потребления, тоже неправильно. Мы находимся в каком-то замкнутом круге.

И выхода из него нет?
Алексей Улюкаев: Наверное, пример сдержанности, умеренности должны были бы показать развитые экономики. Но мы живем в мире постоянной гонки потребления. И вся цивилизация выстроена вокруг того, чтобы его максимально поощрять.
А поскольку источников нормального роста не так уж много, то финансовая индустрия начинает продавать продукты, которые позволяют подстегивать потребление. Кризис в 2008 году начался с того, что "нестандартная", т. е. рисковая ипотека разогрела гонку жилищного строительства. Казалось бы, хорошая вещь - пусть люди живут в больших и удобных домах. Но гонка, когда первый платеж становился все меньше и почти дошел до нуля, ставки падали, привела к колоссальному перегреву рынка. Сейчас, если вы приедете в Ирландию, увидите ужасную картину мертвых городов, где понастроены хорошие дома, но они никому не нужны ни за какие деньги. Но если общество собирается все больше тратить и потреблять, то финансовая индустрия на этом готова заработать. Такой вполне циничный подход. И я не виню ее за это. Так что некоторое cнижение темпов роста в мире - это благо, это их приведение в соответствие с ресурсными ограничениями.

А как быть с рисками, которые берут на себя финансовые институты в погоне за прибылью?
Алексей Улюкаев: Действительно, финансовая индустрия должна вести себя более аккуратно, внимательнее относиться к рискам. Для этого сообщество регуляторов уже принимает меры.
Например, бонусы должны ориентировать работников финансовой индустрии не на текущий результат, а на средне- и долгосрочный результат. Потому что можно принять риск, получить хороший финансовый итог в этом году, но потом-то риск все равно реализуется. Предлагается другой подход - по итогам года можно выплачивать только часть бонусов, а остальная - по истечении времени, когда станет понятно, насколько верны были твои действия, не привели ли они к потерям в долгосрочной перспективе. Бонусы должны выплачиваться не в наличных, а в акциях. И тогда у тех же работников банков будет заинтересованность в устойчивости кредитной организации. Такие технически простые решения помогают сдерживать риски. Но, к сожалению, не могут заменить принципиального решения проблемы.

Какие потрясения возможны в этом году и откуда они могут прийти?
Алексей Улюкаев: Они могут быть всегда, даже на ровном месте, и особенно - политически мотивированные. Сейчас это ситуация в Сирии, не исчерпан в этом смысле "потенциал" Ирана, Северной Кореи. Такие потрясения бывают всегда "вовремя" для тех, кто на этом зарабатывает деньги.
Если же говорить о фундаментальных обстоятельствах, глобальных вызовах, то их три. Первый - известная ситуация в европейской экономике. Второй вызов обсуждается меньше, но по долгосрочным экономическим последствиям тоже представляет серьезную угрозу. Это мягкая или жесткая "посадка" лидеров мирового экономического роста, прежде всего Китая и Индии. Очевидно, что она будет.
Но я все-таки надеюсь на более мягкий вариант, рассчитываю, что эти страны продемонстрируют способность бороться с перегревом экономики, постепенного управляемого снижения экономического роста. Причем даже такой сценарий порождает очень непростые проблемы - нестабильность на финансовых рынках, снижение спроса на сырьевые товары, в том числе продукцию российского экспорта. Третий вызов связан с тем, насколько докажет свою гибкость и способность с умеренными рисками обеспечивать небольшой, но постоянный рост американская экономика. С этими вызовами мы будем жить в ближайшее время. Они будут вызывать набор разных потрясений на фондовом, валютном рынках, в других сегментах.

вопрос ребром
Приходилось ли вам задумываться над тем, что финансовые институты, финансисты, банкиры больше нас должны быть патриотами?
Алексей Улюкаев: Патриот-космополит - это терминология. Вопрос в том, какое содержание мы в эти термины вкладываем.
И что значит быть патриотом? Идти и вкладывать в родную экономику, не сообразуясь с тем, насколько велики риски? Но ты не принесешь ей блага, если не будешь правильно оценивать инвестиционные проекты. Когда в плохие проекты вкладываются хорошие деньги, от этого они лучше не становятся. Это значит, что ты переведешь напрасно капитал, труд, ресурсы и ничего не создашь. Такого рода "патриотизм" - дурная услуга.
Я не вижу противоречий в том, что можно быть патриотом и одновременно являться частью открытого глобального мира, что дословно означает "космополит", житель мира, космоса. Считаю, что это возможно и нужно сочетать. И надо начинать всегда с себя, думать, в чем ты сам виноват, что не сделал. У нас есть что изменить, чтобы сдвигать балансы в пользу России. Думаю, каждый на своем месте это должен делать.

Оффлайн DJEK

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 1563
  • Лайков: 0
  • Пол: Мужской
  • Кемерово - Россия - Земля
    • Просмотр профиля
МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #7 : 13 Март 2012, 18:23:59 »
Правильный сигнал
Инвесторы ждут стимулов со стороны правительства
http://www.rg.ru/2012/03/13/ulyukaev.html

Алексей Улюкаев: Для инвесторов становится понятнее политическая картина.
Экономика России вступила в некую "новую реальность", в которой ликвидность будет востребована на длительном промежутке. Определенные колебания будут сохраняться, но основной тренд - ликвидность становится товаром, на который всегда есть спрос. Это связано с политикой Центрального банка РФ и с переходом к свободному планированию курса рубля. Регулятор сегодня все меньше эмитирует рубли за счет приобретения валюты и стремится к нейтральной политике. На "Деловом завтраке", прошедшем в "Российской газете", мы спросили первого зампреда ЦБ РФ Алексея Улюкаева о том, что приходит на смену основному трансмиссионному механизму курсовой политики.

- Алексей Валентинович, можно ли говорить о том, что основным источником эмиссии денег сегодня становится кредитование банков под залог облигаций или кредитных требований?
- Да, за счет всего того инструментария, который у нас есть. Это традиционный для центральных банков механизм финансирования через операции РЕПО, прежде всего, и через ломбардные кредиты под залог высококачественного обеспечения. То есть тех суверенных бондов (ОФЗ) или корпоративных, которые мы принимаем в ломбардный список Банка России на основании установленных критериев и требований. На это накладывается, конечно, особенность российской финансовой системы: наш огромный плюс - это маленький государственный долг, всего 12% ВВП. Но это означает, что высококачественного обеспечения не так уж и много. Следовательно, нужно иметь обеспечение не худшего качества в корпоративном сегменте. Сейчас границы в качестве обеспечений в суверенном и корпоративном сегментах размылись, мы видим, как это в мире происходит, то же самое и в России.
Также сегодня добавляется инструментарий, не совсем традиционный для центральных банков. Это то, что мы называем нерыночными активами, то есть рефинансирование под кредитные требования, поручительства. У нас есть еще рефинансирования под векселя, но фактически операций с векселями не происходит. Это не совсем нормально и хорошо для денежных властей. Но здесь, с моей точки зрения, вопрос уже не столько денежной политики, а, скорее, надзорной. Может быть, чисто для финансовых операций эту категорию можно было бы исключить. Но с точки зрения надзора это определяет качество кредитной работы, то есть мы задаем определенные стандарты. Кредиты вот такие-то, при таких-то заемщиках мы принимаем, а такие-то не принимаем, эти с маленькими дисконтами, а эти с большими. Этим мы создаем, мне кажется, определенную мотивацию у кредитчиков в банках - более строго работать, более качественно, в том числе методологически.

- Что касается стоимости кредитов, насколько процентные ставки ЦБ РФ зависят от глобальных ставок мирового рынка? Можно ли говорить о том, что заемные деньги станут дешевле для российских компаний?
- Конечно, в какой-то степени они зависят от глобальных ставок, которые создают некоторую базу. Но здесь так же, как и в случае курсовой политики, есть определенные закономерности. Почему почти всегда процентные ставки на развивающихся рынках выше, чем глобальные ставки, базовые по основным мировым валютам? Во-первых, потому что темпы роста там выше, а во-вторых, потому что там всегда более высокая инфляция. Она вызывает у денежно-кредитных властей необходимость ее таргетировать, соответственно, ставки более высокие.
Поэтому на базу - глобальные ставки - накладываются ожидания нас как регулятора по инфляции и экономическому росту. Если мы ожидаем проблем с точки зрения экономического роста, это дает нам сигнал к тому, чтобы снизить процентные ставки. Если мы ожидаем проблем с точки зрения инфляции, это основания для того, чтобы повысить ставки. Так работают все регуляторы.

- Вы отмечали возможность чистого притока капитала в Россию в первых двух кварталах этого года. С чем связаны эти ожидания?
- Ни с чем особенным они не связаны, это гипотеза. Существует довольно большой отток по прошлому году, скорее всего, это невозврат валютной выручки экспортеров, который коррелирует с динамикой чистых иностранных активов банков. В основном они для своих клиентов входят в короткие инструменты денежного рынка - долларовые или евровые, в целях погашения долга или временного пережидания периода волатильности и неопределенности. Эти позиции уже довольно высоки, и вроде бы не понятно, почему они должны увеличиваться. С другой стороны, все, что касается оценки риска - на рубль, на российскую финансовую систему - вроде бы они снижаются. Для инвесторов становится понятнее политическая картина. В дальнейшем формирование повестки дня правительства, чем оно будет заниматься, даст им дополнительный стимул.
Глобальные инвесторы сегодня признаются, что, условно говоря, деваться им некуда - они все равно придут в Индию, Китай, Россию. Это связано в том числе и с пенсионными деньгами: чтобы, например, американские пенсионеры получали свою пенсию, доходность пенсионного фонда должна быть не менее 7%, но у них нет такой возможности. Они могут ждать какое-то время, может, полгода, может, год, а потом придут, и наша задача - подать правильные сигналы. И я думаю, что определенные сигналы будут подаваться, и их оценка потенциальными инвесторами будет позитивной.
Так что, если говорить об ожиданиях чистого притока капитала, меня к этому толкает простая житейская логика. Потому что по капитальному счету нормальный прогноз сделать невозможно. Высока вероятность того, что в эту сторону будет движение, но в любую секунду эта вероятность может быть нарушена политическим или экономическим событием. Я не считаю, что она может быть принципиально опровергнута, но может быть отсрочена ее реализация.

Оффлайн Botanik

МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #8 : 23 Март 2012, 15:14:21 »
Россия вернется к бюджетному правилу

Сергей Смирнов
Vedomosti.ru

23.03.2012
 
Президент и премьер-министр России приняли принципиальное решение о возврате к бюджетному правилу, сообщил журналистам помощник президента Аркадий Дворкович. «Мы фактически вернулись на принципы, которыми руководствовались до кризиса в части бюджетной дисциплины… Формально бюджетное правило отменено, но есть принципиальное решение президента и председателя правительства, что мы должны вернуться к бюджетному правилу, оно сейчас формулируется и будет принято», — сказал он в пятницу на пресс-конференции в «РИА Новости».

Бюджетное правило, ограничивавшее использование нефтегазовых сверхдоходов, действовало в России до 2008 г. В прошлогоднем отчете ОЭСР восстановление этого правила указывалось в числе практических рекомендаций для России по повышению конкурентоспособности экономики.

Как можно скорее вернуться к докризисным бюджетным правилам — фиксации нефтяного трансферта, т. е. объема нефтегазовых доходов, которые можно тратить, на уровне 4,7% ВВП — России настойчиво советовали Всемирный банк и МВФ. Проект российского бюджета предусматривает ненефтяной дефицит бюджета даже через три года выше 9% ВВП (в 2012 г. — 11%), что делает бюджет крайне уязвимым к колебаниям нефтяных цен, подчеркивал ВБ.

До кризиса нефтяные доходы России направлялись в стабфонды, но в 2008 г. страна начала расходовать их на антикризисные меры. К началу 2015 г. российские власти планируют увеличить резервный фонд до 5,4% ВВП, что превысит объем Фонда национального благосостояния (ФНБ), который на эту дату составит 3,9% ВВП.

Правительственные эксперты в «Стратегии-2020» предложили новый вариант бюджетных правил — на основе базовой цены нефти, в качестве которой берется 10-летняя скользящая средняя. В 2012 г. она составила бы $63 (при фактической $93), и лишь при условии умеренного роста фактической цены она сближается с базовой после 2017 г. На 2012-2014 гг. эксперты рекомендуют установить более высокую, чем базовая, цену отсечения, выше которой нефтедоходы отправлять в резервный фонд.

При нормативной величине резервного фонда в 6% ВВП Россия смогла бы финансировать снижение цен на нефть на 20% в течение трех лет, при превышении этого уровня средства могли бы направляться на пополнение фонда национального благосостояния.

Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/politics/news/1556612/vlasti_rf_prinyali_principialnoe_reshenie_o_vozvrate_k#ixzz1pwBWggpL

Оффлайн natan4315

МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #9 : 23 Март 2012, 21:02:33 »
23 МАРТА 2012
Недельная динамика фондов Инвесторы спокойны, приток средств продолжается
На прошлой неделе розничные инвесторы, вкладывающие средства в фонды, специализирующиеся на развивающихся рынках, сохраняли спокойствие, несмотря на негативную динамику рынков акций, и воспользовались снижением котировок акций для увеличения позиций. Совокупный приток средств в фонды ЕМ за неделю составил $778 млн. (на предыдущей неделе – $456 млн.). Среди крупных страновых фондов чистый приток средств вновь показали только фонды, ориентированные на Россию: он составил $131 млн. (неделей ранее –$58 млн.), а сальдо по всем фондам, специализирующимся на развивающихся рынках, достигло $149 млн. Чистый приток наблюдается уже двенадцатую неделю подряд (общая сумма – $2,1 млрд.).
 С начала 2012 года фонды ЕМ привлекли почти $23 млрд. Трейдеров беспокоит неопределенность перспектив экономического роста в Китае, а розничные инвестиционные фонды чувствуют себя спокойнее: они продолжают выводить средства из фондов, специализирующихся на Китае и из фондов, ориентированных на Азию в целом, но продолжают наращивать вложения в развивающиеся рынки. За неделю, завершив шуюся в прошлую среду, чистый отток средств из азиатских фондов  составил $157 млн. (0,07% активов под управлением), тогда как на предыдущей неделе – $353 млн., причем непосредственно из фондов, ори
ентированных на Китай, было выведено $178 млн., или 0,3% активов под управлением. При этом объем средств, предназначенных для сбалансированных фондов, работающих на всех развивающихся рынках, по итогам недели составил $1 023 млн. (неделей ранее – $739 млн.).  Совокупные поступления в такие фонды с начала года достигли $22,8 млрд. (3,6% активов под управлением) – лучший результат  с 2006 года. Пока розничные инвесторы продолжают вкладывать средства в этот класс активов, риск широкомасштабной коррекции невелик.
 Оценки по-прежнему привлекательны для долгосрочных вложений. Либо в текущем году перспективы роста развивающихся рынков гораздо меньше беспокоят инвесторов, чем трейдеров, либо инвесторы полагают, что текущие рыночные оценки достаточно адекватно учитывают риск замедления экономического роста. Розничные пайщики инвестиционных фондов явно не ожидают резкого ухудшения перспектив для активов данного класса. Они, повидимому, намерены дождаться ясности относительно того, по какому именно сценарию будет развиваться ситуация. Серьезной коррекции и потери прибыли, полученной минувшей осенью, следует опасаться только в том случае, если динамика фондов резко ухудшится и чистый приток сменится сильным оттоком.
 Коррекция на российском рынке избыточна. Розничные инвесторы продолжают вкладывать средства в российские акции, несмотря на резкое падение котировок, – это свидетельствует о том, что коррекция на российском фондовом рынке избыточна и в основном обусловлена пессимистичным настроем трейдеров. За минувшую неделю (со среды по среду) Индекс РТС снизился на 5,6%, а индекс RDX, отражающий динамику котировок депозитарных расписок российских компаний, – на 7,2%. Для сравнения, Индекс MSCI EM за тот же период снизился на 2,5%, MSCI World – лишь на 0,1%. В то время как трейдеры играли на понижение, пайщики фондов, ориентированных на российский рынок, увеличили вложения в чистом выражении на $131 млн. (0,8% активов под управлением). Отметим, что на предыдущей неделе приток в такие фонды составил $58 млн., а чистый приток наблюдается уже восьмую неделю подряд. Специализирующиеся на России фонды вновь оказались единственными инструментами коллективного инвестирования, работающими на основных развивающихся рынках, которым удалось привлечь новые средства. Если же учесть предназначенные для российского рынка средства, вложенные в фонды, которые работают на всех азвивающихся рынках, то совокупный приток на минувшей неделе составил  $149 млн. (0,25% активов под управлением). Позитивное сальдо наблюдается уже двенадцатую неделю подряд, а совокупный приток с начала года составил $2,1 млрд.
 Среди фондов, ориентированных на рынки БРИК, чистый приток отмечен только в российские. Фонды, специализирующиеся на других крупных развивающихся рынках, по итогам минувшей недели показали отрицательный результат. Помимо китайских страновых фондов, с оттоком средств столкнулись бразильские (минус $136 млн., 0,65% активов под управлением), южнокорейские (минус $104 млн., 0,8%), тайваньские (минус $95 млн., 1,2%) и индийские (минус $63 млн., 0,25%). Фонды, специализирующиеся на Турции, завершили неделю с минимальным притоком – $4 млн.

Оффлайн natan4315

МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #10 : 27 Март 2012, 10:38:44 »
ВЭБ проведет аукцион по размещению на депозиты банков до 40 млрд руб. пенсионных средств
27.03.2012 10:20 | Информационное агентство "Финмаркет"
29 марта Внешэкономбанк (ВЭБ) намерен провести аукцион по размещению на депозитах в кредитных организациях до 40 млрд рублей пенсионных накоплений, говорится в сообщении кредитной организации.
Средства размещаются сроком на 347 дней - до 11 марта 2013 года. Минимальная процентная ставка аукциона составляет 8% годовых. Минимальный объем одной заявки - 100 млн рублей.
Предыдущий аукцион по размещению на банковские депозиты до 15 млрд рублей пенсионных средств не состоялся из-за отсутствия заявок. Средства предполагалось разместить на 34 дня - до 19 марта. Установленная минимальная процентная ставка аукциона составляла 6,1% годовых.
ВЭБ с 1 ноября 2009 года получил право инвестировать средства пенсионных накоплений в более широкий набор инструментов и начал формировать два инвестиционных портфеля с разной степенью риска: расширенный (менее консервативный) и портфель государственных ценных бумаг (более консервативный), после чего в конце декабря 2009 года был проведен первый аукцион по размещению пенсионных средств на депозитах кредитных организаций.

Оффлайн Botanik

МАКРОЭКОНОМИКА РФ
« Ответ #11 : 03 Апрель 2012, 10:30:11 »
ТЕМПЫ РОСТА ЭКОНОМИКИ РФ ПРИ СОХРАНЕНИИ СЫРЬЕВОЙ СТРУКТУРЫ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТКЛИМАТА СНИЗЯТСЯ ДО 2-3% В ГОД - НАБИУЛЛИНА

---

т.е. читай как минимум на ближайшие лет 10

 

Поиск

 
 
СВЯЗЬ С АДМИНОМ
Top-100 блогов инвесторов, 
трейдеров и аналитиков
www.auremo.org - Цветная металлургия www.evek.org - Продажа металлопродукции